Кто они — новые нобелевские лауреаты-экономисты?

Ю.П. Воронов, кандидат экономических наук, генеральный директор консультационной фирмы «Корпус», вице-президент Новосибирской торгово-промышленной палаты.


Нобелевская премия чем-то напоминает надбавку к пенсии. Во всяком случае, для экономистов. Им ее дают уже в преклонном возрасте. Такая утомительная наука, что раньше шестидесятилетнего возраста нечего и надеяться на премию имени Альфреда Нобеля.

В 2002 г. Нобелевскую премию по экономике получили два американских профессора, которые, проработав в науке по 50 лет каждый, так и не смогли стать известными в нашей стране. Дэниэл Канеман (68 лет) и Вернон Смит (75 лет) полагали, что каждый из них открыл новую науку. Д. Канеман считал себя основателем психологической экономики, а В. Смит — экспериментальной экономики. Теперь к их мнению присоединился и Нобелевский комитет.

До сих пор экономическая теория замыкалась в рамках рационального поведения «экономического человека», который все знает, все бесстрастно взвешивает и делает осознанный и объяснимый всем выбор. Обе нобелевских премии XXI века присуждаются за уход от этих базовых положений. Первая — в 2001 г. — была присуждена трем американским экономистам за исследование рынков с асимметричной информацией[1]. Фигура «экономического человека» раздвоилась — один из партнеров знает нечто иное, чем другой. Следуя идеям нобелевских лауреатов 2002 г., мы обязаны отказаться от самой теоретической схемы «экономического человека», принять во внимание множество действий, которые не объясняются ни рациональным выбором, ни неполнотой информации.

Но прежде чем рассказывать о двух неизвестных нам науках, нужно рассказать сначала о самих создателях этих наук. Кто они — новые нобелевские лауреаты-экономисты?

Дэниэл Канеман родился в 1934 г. в Тель-Авиве, имеет двойное гражданство — США и Израиля. Докторскую степень получил в возрасте 27 лет в Калифорнийском университете в Беркли. Всю свою жизнь преподавал: был профессором в Еврейском университете в Израиле, в Университете Британской Колумбии в Канаде и в том самом Калифорнийском университете, где защищался.

С 1993 г. работает профессором в Принстонском университете, преподает психологию и социальную политику (public affairs). Точнее, преподает не в самом университете, а в Школе международных отношений имени Вудро Вильсона, созданной при этом университете, и читает не полный курс психологии, а то, что мы называем «Введение в специальность» для психологов на первом курсе...

Его партнер по премии Нобеля-2002 Вернон Л. Смит родился в 1927 г. в городке Вихита в штате Канзас. Докторскую диссертацию защитил в 1955 г. в Гарвардском университете. Правда, степень бакалавра получил по электротехнике — в Калифорнийском техническом университете[2]. Он также проработал всю жизнь профессором — в университете Purdue, в Массачусетском университете и в университете штата Аризона. В последнем — 25 лет. С 2001 г. — профессор экономики и права университета Джорджа Мэйсона, штат Вирджиния.

Биографии, в общем, похожие. Профессора, видимо, кабинетные ученые, написали каждый десятки книг и сотни статей. Всю жизнь учили студентов по стандартным учебникам, да еще в периферийных вузах. Так и тянет сравнить университет штата Аризона с Воронежским, а университет Британской Колумбии — с Иркутским. Что можно ожидать от людей с такой биографией? И сколько людей с похожей биографией в нашей стране?

Наверное, в связи с этим стоит упомянуть всего об одном штрихе в портрете Вернона Л. Смита. Он работал в редколлегиях девяти научных журналов, из них шести — экономических. Перечислю их только ради того, чтобы понять, как делаются нобелевские лауреаты: «Американское экономическое обозрение», «Журнал экономического поведения и организации», «Экономическая теория», «Экономический дизайн», «Игры и экономическое поведение», «Журнал экономической методологии». Становится туманно понятным, почему нам, читателям «ЭКО», «Вопросов экономики» и «Российского экономического журнала», которые пишут обо всем в экономике, неизвестны нобелевские лауреаты, всю жизнь сотрудничавшие с узкоспециализированными экономическими изданиями. Если этого мало, могу еще упомянуть, что Вернон Смит побывал президентом Ассоциации экономической науки, Западной экономической ассоциации, Общества общественного выбора и Ассоциации подготовки кадров для частных предприятий.

Чтобы в России вырастали нобелевские лауреаты, нужна научная среда, нужны журналы и ассоциации. Но у нас научная среда все больше концентрируется вновь вокруг Москвы, с преподавателем периферийного вуза не станут разговаривать, не то что читать его труды. В этом плане идет откат от хрущевских преобразований науки, и в экономической науке это особенно заметно. Нобелевская премия 2002 г. — горькое предсказание, что будет с нашими экономистами-теоретиками в случае, если концентрация экономической науки в Москве будет продолжаться, если будет продолжаться острый дефицит зарубежных экономических журналов.

И все-таки, за что дают премию в миллион долларов?



Оглавление

НОВОСТИ КОМПАНИИ


архив ...»