Экспериментальная экономика

Вернон Л. Смит стал широко известным благодаря тому, что в 1991 г. издательство Кембриджского университета опубликовало сборник его статей по экспериментальной экономике, а затем в новом комплекте статей перепечатало его в 2000 г.[4] В промежутке между этими двумя публикациями он получил премию Адама Смита, учрежденную Ассоциацией по подготовке кадров для частных предприятий[5].

В течение долгой жизни у Вернона Смита происходила непростая духовная эволюция. Он начинал исследования как убежденный социалист, понимая социализм как общественный строй, при котором небольшое число мудрых людей принимают за всех правильные социальные, политические и экономические решения. Правда, сейчас он говорит, что был им потому, что в Социалистической партии состояли тогда его родители.

Но спустя годы он уже был советником Барри Голдуотера, того самого американского сенатора, которого в советских журналах можно было увидеть только в виде карикатуры с факелом поджигателя войны. После смерти Голдуотера был основан исследовательский институт его имени. С этим институтом В. Смит активно сотрудничал. В настоящее время его относят к либеральным экономистам, и он постоянно заявляет, что лучшая система — такая, где человеку предоставлена максимальная экономическая свобода, не ограничивающая свободу других людей. Впрочем, и либерализм он понимает столь же оригинально — как систему, в которой информация децентрализована, но таким образом, чтобы каждый человек имел возможность свободного к ней доступа.

Есть одна интересная веха в такой эволюции. В Гарвардском университете В. Смит учился у знаменитого Эда Чемберлина, автора классической книги «Теория монополистической конкуренции»[6]. Профессор Чемберлин как-то провел со студентами в группе, где учился Вернон Смит, эксперимент дидактического свойства, чтобы показать на этом примере, что такое конкуренция. И Вернон Смит стал совершенствовать этот прием. Он до сих помнит, что первый эксперимент, который он готовил больше года, занял всего шесть минут. Эксперимент прошел в январе 1956 г. на обычном семинаре, а публикация о нем появилась только в 1962 г. Он состоял в том, что нужно было убедить студентов в важности умения ставить себя на место партнера по сделке.

До В. Смита экономическая наука была сродни таким наукам, как астрономия или ботаника: наблюдения, их обобщение и построение теоретических конструкций, иногда зависимых от наблюдений, иногда нет. После признания его трудов экономическую науку можно хотя бы отчасти отнести к наукам экспериментальным.

Вернон Смит полагает, что за полстолетия ему удалось сделать наглядными, ожившими безликие уравнения бессубъектной экономики. Вкратце экспериментальную экономику можно охарактеризовать как проверку положений экономической теории на действиях реальных людей в контролируемых ситуациях. Ключевой элемент экспериментальной экономики — не мотивы поведения и даже не только действия людей. Соль ее — контролируемые ситуации.

Вернон Смит так объясняет суть основанной им науки. Скажем, в экономической теории много написано о достижении равновесной цены, то есть такой, с которой соглашаются и продавцы, и покупатели. При этом предполагается, что не купить и сберечь деньги покупатель не может. В. Смит организует эксперимент, в рамках которого покупателей убеждают в том, что данный товар можно купить дешевле, а продавцов — в том, что его можно продать дороже. В течение 50 лет он провел тысячи экспериментов с разными категориями населения: от школьников до промышленных магнатов и конгрессменов. Хотя завистники утверждают, что «лабораторными крысами» для В. Смита были в основном студенты.

В одном из своих выступлений Вернон Смит сказал, что «в человеке заложено чувство рынка». То есть даже если нет рыночных условий, человека тянет к тому, чтобы поторговаться, что-то обменять. Достоинства рыночного механизма видны за пределами рынка, когда действует как принцип взаимного обмена услугами «ты — мне, я — тебе». Правила рынка и права собственности появились сами по себе, а государство только оформило их.

В этой позиции В. Смит не одинок, и он отсылает к более развернутой точке зрения, изложенной в книге Роберта Эликсона «Порядок без закона»[7]. Вообще исследования экономики Дикого Запада в США в период отсутствия там писаных законов становятся в последнее время все более популярными. Отчасти это объясняется тем, что такое положение возвращается вновь. В частности, в Интернете не действуют никакие писаные законы, но там идет торговля, обмен услугами и разного рода прочие возмездные контакты.

Удивительно, что в России интереса к этой тематике нет. Более того, бытует мнение, что достаточно принять очередной закон — и все изменится. На самом деле, по мнению В. Смита, писаные законы могут лишь отражать сложившуюся практику. Роль их пассивна и природу человеческую изменить не может. Он любит цитировать старинную пословицу: «Для друга — все, для врага — ничего, для чужака — закон»[8] .

Экспериментальную экономику можно отнести к институциональной школе, поскольку в ней подчеркивается важность институтов, понимаемых как правила регулирования рынков и систем обмена. И люди, по мнению Смита, полагают, что свободный рынок и права собственности — это нечто вроде озера или горы, то есть того, что существует без человека, без его усилий и действий. И точно так же, как путнику нужно просто прийти к озеру или горе, точно так же, по распространенному мнению, хозяйствующие субъекты попросту приходят в рыночную экономику и видят, что там есть права собственности. Их ни с того ни с сего начинают признавать. В своих рассуждениях В. Смит вряд ли имел в виду модель российских экономических преобразований. Такого найти не удалось. Но даже в общей форме это очень напоминает российский подход к реформам.



Оглавление

НОВОСТИ КОМПАНИИ


архив ...»