Информация, выжатая из лимона

Ю.П. Воронов, кандидат экономических наук, генеральный директор консультационной фирмы «Корпус», вице-президент Новосибирской торгово-промышленной палаты.


10 октября 2001 г. Шведская королевская академия наук решила присудить Нобелевскую премию по экономике, точнее, Премию Банка Швеции в память об Альфреде Нобеле, трем американским профессорам. Вот они, эти лауреаты: Джордж Акерлоф из Калифорнийского университета в Беркли, Майкл Спенс из Стэнфордского университета, Джозеф Стиглиц из Колумбийского университета. Премия присуждена «за их анализ рынков с асимметричной информацией».

Джордж Акерлоф, 61 год, родился в 1940 г. в г. Нью-Хэйвен, штат Коннектикут. Степень доктора философии получил в Масачусетсском технологическом институте в 1966 г. Был профессором Индийского статистического института и Лондонской школы экономических и политических наук. В 1973 г. был одним из ведущих сотрудников Комитета экономических советников при президенте Никсоне. С 1980 г. — профессор Калифорнийского университета в Беркли. Его сайт в Интернете: http://emlab.berkeley.edu/users/akerlof/index.html

В 1970 г. Дж. Акерлоф написал работу «Рынок лимонов». В послании Нобелевского комитета она упоминается как «единственное самое важное исследование среди публикаций по экономике информации». Напрасно наш читатель искал бы в этой книге что-либо о рынке цитрусовых — «лимоном» в Америке называют подержанный автомобиль. Это уже настолько не жаргон, что «lemon law» — это закон, согласно которому продавец автомобиля обязуется бесплатно отремонтировать, заменить или вернуть деньги за автомобиль, в котором выявились недостатки. Более того, этот термин прочно вошел в лексику американских экономистов-теоретиков и в настоящее время относится не только к подержанным автомобилям. Поэтому более соответствует содержанию подзаголовок статьи Дж. Акерлофа, написанной в далеком 1970 г.: «Неопределенность качества и рыночный механизм».

Со времени работы Дж. Акерлофа подержанный автомобиль служит образцовым примером наличия информационной асимметрии на рынке. Иными словами, продавец о недостатках подержанного автомобиля знает больше, чем покупатель. Ясно, что это касается не только подержан ных автомобилей («лимонов»). «Лимонами» называют все товары, в качестве которых покупателю нельзя быть уверенным. Например, в молдавской бытовой речи есть слово «сатин». Так называют любое вино, которое побывало там, где его могут разбавить или подменить. С этой точки зрения таковым заведомо не может быть вино, которое хозяин сделал сам для себя, то есть исключенное из товарных сделок.

Дж. Акерлоф показал, что если продавцы знают о качестве товаров больше, чем покупатели, то товары с низким качеством на рынке начинают преобладать. В статье 1970 г. Дж. Акерлоф дал собственное объяснение широко известному факту, когда автомобиль, находившийся в эксплуатации всего пару месяцев, продается по цене значительно меньшей, чем новый: если почти новый автомобиль продается, то вероятность того, что он низкого качества, повышается. Иными словами, хороший автомобиль не продают сразу, а в цене почти нового автомобиля содержится не столько информация о его действительном качестве, сколько информация о подозрениях потенциальных покупателей о его низком качестве, то есть знание того, что вероятность низкого качества у почти нового автомобиля выше. Дословно цитата из статьи Акерлофа звучит так: «Существуют четыре вида автомобилей... Новый автомобиль может быть хорошим и "лимоном", и конечно, это верно и для автомобилей подержанных». И что, кроме того, существуют «многочисленные институты... задача которых — противодействовать неопределенности качества», то есть сигнализировать при обнаружении таковой.

Научный интерес Дж. Акерлофа был сосредоточен на одной особенности. Государству, считал он, нечего делать там, где возникают проблемы асимметричности информации. Существует лишь два способа решения — гарантии и репутация. Кроме этого, существуют брэнды, магазины, включенные в цепи единых поставок, фрэнчайзинг и различные формы контрактов.

Критики работы Дж. Акерлофа отмечают, что исследования по информационной экономике почти не опираются на эмпирические материалы. Но в данном случае продолжается принципиальная традиция научной мысли — объяснять нужно общеизвестные факты, не подлежащие сомнению.

Дж. Акерлоф впервые произвел анализ рынков, на которых высокую роль играет информация, и показал, что асимметричная информация либо приводит рынок к стопору, либо заставляет производить все менее качественные продукты.

Профессором Акерлофом также замечено особое значение массовых информационных асимметрий в экономике развивающихся стран. Один из примеров так называемой обратной селекции он приводит по кредитным рынкам в Индии 1960-х годов, где местные кредиторы -ростовщики устанавливали ставку процента вдвое более высокую, чем ставка, принятая в больших городах. Но посредник, который берет кредит в городе и кредитует кого-то на селе, не имея сведений о платежеспособности заемщиков, рискует привлечь заемщиков с низкими возможностями возврата кредита и обрекает себя тем самым на убытки.

По мнению Акерлофа, многие рыночные институты появляются как результат попыток решить проблему асимметричности информации. Последняя может порождать так называемую обратную селекцию. Прежде всего, о многих компаниях в новых отраслях, например, в сфере информационных технологий, информации мало, тогда как некоторые из тех, кто вник в проблему (инсайдеры — insiders), могут располагать большей информацией о будущей доходности таких фирм. Начинает завышаться оценка акций компаний, у которых доходность ниже средней, и они приступают к разбавлению капитала. Эти компании начинают выпуск дополнительных акций под новые проекты более активно, чем высокодоходные фирмы, акции которых недооценены на рынке. В итоге фирмы с меньшей прибыльностью развиваются быстрее, и фондовый рынок заполоняют «лимоны». Когда плохо информированные инвесторы неожиданно обнаруживают свою ошибку, цена акций падает и лопается информационный пузырь.

Дж. Акерлоф впервые показал, как асимметричная информация между заемщиками и кредиторами приводит к взлету ставки процента на локальных кредитных рынках в странах «третьего мира». Он также объяснил феномен резкого роста платы за кредит в странах с переходной экономикой. Занимался он также сложностями, какие испытывают пожилые люди при выборе для себя медицинской страховки, а также проблемами дискриминации национальных меньшинств на рынке труда.

Последняя тема привела Дж. Акерлофа на стык экономической теории и социологии, в основном на материале эффективности рынков труда. Он отмечал, что такие чувства, как понимание интересов работодателя или уважение к товарищам по работе, могут привести к повышению оплаты труда и понижению вероятности безработицы. Одно из увлечений Дж. Акерлофа, граничащее даже не с социологией, а с социальной антропологией, это исследование кастовой системы и ее негативного воздействия на экономическую эффективность. Но, похоже, за такие частные изыски Нобелевскую премию не дают.



Оглавление

НОВОСТИ КОМПАНИИ


архив ...»