Жесты и размышления

Одно из основных положений кейнсианства, почти догмат, состоит в том, что чем выше инфляция, тем ниже безработица. Поэтому в экономической политике государства следует выбирать между высокой безработицей и высокой инфляцией. Однако в начале 70-х годов прошлого века экономисты отметили феномен стагфляции, то есть сочетание высокой инфляции и высокой безработицы. В Советском Союзе появились злорадные публикации, дескать, общий кризис капитализма дошел до того, что у них аж две беды одновременно. Это не значит, что в менее идеологизированных обществах никто не отрицал Кейнса, но несогласные с его взглядами не могли аргументированно их развенчать, запал неомонетаристов был сродни возмущению марксистов.

Э. Прескотт и Ф. Кидланд подошли к изучению роли экономической политики собственным оригинальным путем. Первые их работы были опубликованы на рубеже 70-х и 80-х годов прошлого века. Предваряли их труды Р. Лукаса, нобелевского лауреата, написанные в начале 70-х годов. Лукас показал, что экономическая политика изменяет соотношения между макроэкономическими переменными. В результате, если анализировать экономическую динамику так, как будто есть некоторые закономерности, не зависящие от государственной политики в экономике, то можно прийти к ложным выводам[1].

Лорда Дж. М. Кейнса, как ни критикуй, все равно приходится признавать великим. Но дефекты, что отметил у него Р. Лукас, тоже принципиальны. Именно после Кейнса экономическая наука разделилась на микро- и макроэкономику. Лукасу не удалось устранить это разделение, но он, по крайней мере, показал, что это следует и возможно сделать. Ф. Кидланд и Э. Прескотт сделали еще один шаг на пути грядущего объединения микроэкономики и макроэкономики.

Прежде всего следует задуматься, почему такое разделение произошло. По мнению лауреатов, а теперь и других исследователей, это случилось в результате использования в макроэкономическом моделировании так называемых редуцированных форм, то есть моделей с небольшим числом параметров. Эти редуцированные формы были практически бесполезны для микроэкономики, потому и произошло разделение экономической науки на две параллельные.

В своей статье 1982 г. «Время строить и агрегированные колебания» [2] Кидланд и Прескотт предложили собственную теорию деловых циклов. Они совместили анализ темпов долговременного роста и краткосрочных колебаний в развитии экономики.

Совмещение удалось потому, что они показали определяющее влияние растущих жизненных стандартов и технологических инноваций на порождение краткосрочных циклов. Причем, как следует из материалов исследований, это влияние более сильно, чем воздействие несогласованности спроса и предложения. При этом модель Кидланда и Прескотта базируется на очевидных и измеримых параметрах, ценах, зарплатах и уровне процента. С ее помощью показывается, что временные периоды спадов происходят не в результате дефектов рыночного механизма, а следуют из предшествующих задержек во внедрении технологических новшеств.

Они показали, что многие качественные параметры бизнес-циклов, такие как совместное изменение макроэкономических переменных и их колеблемости (вариативности), могут порождаться в простых моделях массовым внедрением новых технологий. Используя те же параметры (амплитуду) колебаний в технологии, они составляют имитационную модель, в которой значительная часть переменных ведет себя так же, как это получено из эмпирических данных. Эта имитационная модель показала, что незначительные колебания в скорости внедрения технологических новинок приводят к значительным колебаниям макроэкономических показателей, то есть к бизнес-циклам. Тем самым кейнсианским рассуждениям относительно связи инфляции, банковского процента и уровня безработицы был нанесен самый серьезный удар, так как в модель оказался включенным новый параметр, сильнее других воздействующий на порождение циклов.

Из этого вывода следуют совершенно конкретные рекомендации по стабилизационной политике, направленные на те сферы, которые ранее уходили от внимания структур государственного регулирования. С одной стороны, это — систематическая оценка ожиданий участников рынка относительно будущей динамики цен и мер государственной политики в этой сфере, с другой — стимулирование технических нововведений. На многочисленных примерах по разным периодам и странам Кидланд и Прескотт показали, что эти рекомендации могут быть выработаны с использованием численных методов. Их эмпирический подход базируется на сочетании имитационного моделирования со статистическим анализом реальных данных, на постепенной стыковке модели и эмпирики. Этот процесс постепенного согласования имитационной модели и фактических данных они назвали «калибровкой».

Такая калибровка охватывает широкий спектр статистических методов, от простой оценки отдельного статистического параметра до определения свойств макроэкономической модели, ориентированной на долгосрочное прогнозирование.

Статья 1982 г. по бизнес-циклам сыграла роль пускового механизма и привела к огромной волне интенсивных исследований в этой сфере. Впоследствии были построены более точные модели бизнес-циклов, предложены новые методы вычислений и оценок. Но общепризнанно, что начало всем им положила статья лауреатов, опубликованная в журнале «Эконометрика» в 1982 г. Именно она заставила многих исследователей пересмотреть свои взгляды на истоки бизнес-циклов. Разумеется, когда другие экономисты исследовали аналогичные эффекты в экономике разных стран с менее совершенным рыночным механизмом, чем в США, то выявлялось и воздействие дефектов рыночного механизма. Но тем не менее и в этом случае порождение флуктуаций определялось преимущественно динамикой технологических новшеств. Даже так называемые неокейнсианские модели, в которых только допускается изменение стабильных (sticky) цен и зарплат, демонстрируют эффект НТП, когда эти изменения привязываются к внедрению технических новинок.

В обеих статьях на базе анализа послевоенного развития мировой экономики, а также истории взаимоотношений бизнеса и правительств, предлагаются новые перспективы эффективной макроэкономической политики, которая сводится к переосмыслению роли институтов государственной политики и к новым решениям задач стабилизации экономики. Процесс этот начали М. Фридман [3] и Э. Фелпс[4], которые основывались на концепции сочетания естественного роста безработицы и рациональных ожиданий. В их тогдашних представлениях нужно было дополнить кейнсианскую схему взаимосвязи инфляции и безработицы лишь влиянием третьего параметра — ожидаемой инфляции.



Оглавление

НОВОСТИ КОМПАНИИ


архив ...»