Человек, знающий как все должно быть

Среди хороших людей есть очень хорошие исполнители, но есть люди, которые попросту знают, как все должно быть в этом мире. К последним и относится Томас Шеллинг, профессор Мэрилендского университета (США), Ему 84 года и он стал одним из самых пожилых лауреатов Нобелевской премии по экономике. Но в Мэриленде он работает относительно недавно. До этого он 20 лет проработал в Школе управления имени Джона Ф. Кеннеди. А еще раньше Томас Шеллинг успел поработать в Комиссии по экономическому сотрудничеству в Европе, в Белом доме и в аппарате Президента США, в элитном Йельском университете, в корпорации RAND и, конечно же, в Alma mater, в Гарвардском университете, где он очень-очень давно получил докторскую степень.

Т. Шеллинг публиковал свои работы (нужно набрать духу прежде, чем перечислишь темы его публикаций): по военной стратегии и контролю над вооружениями, политике в сфере здравоохранения, энергетики и экологии, изменению климата, терроризму, ограничению распространения ядерного оружия, организованной преступности, международной торговле, конфликтам и теории торгов, расовой сегрегации и интеграции, конверсии оборонной промышленности, контролю за курением табака и распространением наркотиков, а также этическим проблемам в бизнесе и в общественной деятельности. Таких людей, как Томас Шеллинг, очень многие недолюбливают. И из среды этих многих слышатся замечания относительно того, что премию по экономике дали впервые человеку, который сам никаких исследований не проводил. Он попросту объяснял всем загадки повседневной жизни, которые до него были непонятны, описывал простым языком те самые важные проблемы, которые до него были запутанными.

Но иногда его выступления настолько отличались от обычных, что слушателям казалось, что он заговаривается. Но фактически это был тот метод, который вскрывал мотивы участников любых взаимодействий, сохранение в рассуждениях существующих точек зрения без того, чтобы отвергать все ради одной, правильной. Впоследствии этот метод был доведен до использования компьютерных программ. Все публикации о методе Шеллинга наводят на мысль, что теория игр всегда было для него лишь частным случаем его метода. Собственно, формалистикой он никогда он и не занимался. Поэтому, вернее всего, отнести его достижения к деловым играм, к моделированию реальных ситуаций. А это практически не имеет отношения к теории игр.

Если такая трактовка справедлива, то Нобелевский комитет подчеркнул пример объединения усилий ученых, работающих в разных жанрах. И здесь размышления вновь возвращаются к судьбе отечественной экономической науки. В условиях отсутствия единой позиции государственного заказчика взаимное «бодание» тех, кто пишет формулы и тех, кто знает жизнь, становится самоцелью. Одни упрекают других в безграмотности, другие – в бесполезности их исследований. Но чаще всего, такие люди попросту не пересекаются.

Книга Томаса Шеллинга «Стратегия конфликта», вышедшая в 1960 году, положила начало исследованиям стратегического поведения и торгов. С нее началась карьера Томаса Шеллинг как основоположника теории сдерживания, положенной в основу ядерной стратегии США. Книга разнопланова. В ней приводятся примеры таких явлений, которые не сразу могут быть восприняты как игры. Например, дуэли на Диком Западе, балансирование на грани конфликта между детьми и родителями и даже обычаи владык в древних империях, сохранявших свою жизнь тем, что они пьют напитки только из сосудов, из которых уже пил тот, в ком они подозревают возможного отравителя.

В книге «Стратегия конфликта» изложен единый подход к разрешению конфликтов в экономической и социальной сферах на базе теории игр. Кроме того, возможность возмездия (retaliate) может быть более полезна, чем возможность защищаться от нападения, и что неопределенные угрозы более эффективны, чем угрозы определенные.

Томасом Шеллингом объяснен широкий диапазон явлений, от конкурентных стратегий фирм до делегирования прав принимать политические решения.

Во многом победа США в «холодной войне» объясняется тем, что неглупые (за редкими исключениями) американские лидеры избрали стратегию абстрактного превентивного и конкретного ответного удара вместо противоядерной обороны. Так называемая «стратегическая оборонная инициатива» была попросту провокацией, придуманной для повышения военных расходов СССР. В условиях затратной советской экономики военные расходы нельзя было сокращать, при бюджетировании нет для этого механизмов.

Позиция же Советского Союза относительно ядерной стратегии напоминала по стилю невнятную речь Генерального секретаря Л.И. Брежнева. То ли мы обороняемся, то ли мы превентивно нападаем. Все решения Политбюро ЦК КПСС. На всякий случай развивали понемногу и то, и другое. К решению вопросов стратегии ученых не подпускали.

Эта практика сохранилась и после смены общественного строя. Какое-то утробное желание решать все по-простому, без науки, продолжает довлеть над российским руководством.



Оглавление

НОВОСТИ КОМПАНИИ


архив ...»